8 (495) 364-91-86

 Интернет-магазин нашей продукции находится по адресу: 

Перейти к контенту

Главное меню:

Институт
Индивидуальное пространство
Вступление
Как говорит персонаж Невинного в фильме «Гараж», «Каждый человек должен иметь свое место под солнцем».
Своя территория необходима любому живому существу на этой земле. Например, снежный барс претендует аж на 100 квадратных километров своей территории, Лев, лежащий на возвышенности или на поваленном дереве, тоже не просто отдыхает. Он контролирует свою территорию. Все, что в зоне видимости – это его пространство, и лев охраняет это пространство от посягательств соперников и врагов.
И для человека, точно так же, как и для любого живого существа, необходима своя территория. Этой территорией может быть участок своей земли на даче, квартира, комната, или, как в упомянутом фильме, свой гараж.
Величина своей территории у разных людей значительно отличается в зависимости от статуса, благосостояния и многих других факторов. У одних это замок с прилегающими окрестностями, а у других миниквартира размером не более 2 кв. м.
Но для человека персональное пространство не ограничивается только физической территорией. Для нас, людей, то, пространство, которое мы считаем своей территорией, фактически является продолжением нашего «Я». Персональное пространство, или индивидуальное пространство, в отличие от реальной территории, трудно выразить в физических параметрах, например квадратных метрах. Однако, в 1950-х годах прошлого века американский Антрополог Эдвард Холл (Edward T. Hall), исследуя личностное пространство человека, предложил выделить в нем четыре зоны. Он даже наделил каждую из этих зон конкретными размерами.
Интимная зона – до 0,5 м – расстояние, которое характерно для общения между близкими людьми.
Персональная, или личностная, зона – от 0,5 до 1,2 м – это зона общения с друзьями, коллегами, знакомыми.
Социальная зона – от 1,2 м до 4 м – это дистанция для официальных контактов, например, на деловых переговорах или с незнакомыми людьми.
Общественная зона – более 4 м – это расстояние, на котором общаются с большой аудиторией.
Несмотря на то, что эти зоны индивидуального пространства невозможно огородить забором, запереть калитку на ключ, и пропускать только тех, «кого надо», они представляют, пожалуй, бо́́льшую индивидуальную ценность, чем реальная физическая территория. Вторжение «посторонних», особенно в ближние зоны личностного пространства не допускается.
Справедливости ради надо заметить, что Эдвард Холл обозначил дистанции этих зон для американской культуры (США), для временно́го периода, соответствующего середине прошлого века и для неких стандартных условий. Зоны индивидуального пространства, конечно, могут значительно отличаться в зависимости от культуры, от времени и от условий. Например, если вы стоите на какой-то городской площади, где вокруг вас все свободно, то трудно себе представить, что кто-то пройдет мимо вас на расстоянии менее 0,5 м (да и на расстоянии менее метра - сомнительно). В противном случае произойдет нарушение интимной зоны индивидуального пространства не только вашего, но и проходящего человека. Вы перемещаетесь в пространстве, и вместе с вами перемещается пространственный ареал, который вы считаете своим. Как правило, это зона вокруг вас с радиусом не мене 1 м. Это и есть ваша персональная, или личностная, зона. А вот если вы находитесь в общественном транспорте в час-пик, то там параметры индивидуального пространства стремятся к нулю. И эта ситуация воспринимается всеми участниками как норма – норма для данных условий. Когда вы находитесь в кругу друзей, в ситуации непринужденной беседы, воспоминаний – ваше индивидуальное пространство теряет границы – оно заполняет собой все вокруг и даже «вбирает» в себя участников встречи. А вот если вы находитесь в недружелюбном окружении, например, в рабочем коллективе негативно настроенных по отношению к вам сотрудников, то ваше индивидуальное пространство будет «сжиматься» вплоть до границ вашего собственного тела.
Итак, мы с вами определили, что у человека существует:
1.    своя территория (кусок земли, квартира, гараж), которые можно огородить, запереть, охранять, не пускать.
2.    персональное или индивидуальное пространство (субъективное представление о той зоне вокруг нас, которую мы условно приватизировали) – ее уже огородить и запереть нельзя, но можно обежать вокруг себя с рулеткой и, сославшись на дядюшку Эдварда, сказать: «Это мое – сюда нельзя».
Но у человека существует и еще более «виртуализированное» пространство. Назовем его, чтобы не путать со своей территорией и персональным пространством – «субъективное пространство». В отличие от предыдущих, субъективное пространство вообще не имеет территориального эквивалента. Субъективное пространство – это личные вещи, сумки, игрушки, какие-то дела, занятия, секреты и секретики, которые являются неприкосновенной собственностью, и которые можно показать, или в которые можно посвятить только избранных – самых близких.
Например, в советский, «докомпьютерный», период у маленьких детей (особенно у девочек) была распространена «игра в секретики». Дети делали ямку в земле, или зимой в снегу, клали туда что-нибудь «интересное» (с точки зрения ребенка), накрывали все это стеклышком и сверху присыпали, чтобы не было видно. Местонахождение «секретика» раскрывали только самым близким друзьям и подругам. Кстати, «атавизмом» игры в секретики у взрослых является зарывание чего-нибудь в землю в походе, например, бутылки с вином для того, чтобы в следующий раз ее откопать и получить детское наслаждение «обнаружения секретика».
Субъективное пространство также неприкосновенно, и тоже представляет бо́льшую индивидуальную ценность, чем реальная территория. Любое посягательство на субъективное пространство воспринимается равноценно, как посягательство на собственную физическую целостность.
Формирование индивидуального пространства в процессе воспитания.
На каком же этапе у человека формируется потребность иметь свое личное пространство? Практически с самого рождения, с первых дней жизни. Новорожденный ребенок не осознает своей физической автономии. Только ближе к концу первого года жизни, когда он начинает активно самостоятельно передвигаться, а соответственно, падать и ушибаться, только тогда он начинает понимать, что является отдельным физическим объектом. Но, несмотря на это, у ребенка с самого рождения должно быть личное пространство. Поначалу это могут быть границы его кроватки. Позже это может быть манеж или какой-то уголок для игры, на более позднем этапе – письменный стол, свой секретер, свой уголок, хорошо, если своя комната. Но главное – не физические размеры этой территории. Главное – абсолютная уверенность ребенка, что это именно его и только его пространство. Например, когда я был школьником, а это были 60-е годы уже прошедшего века, наша семья жила в небольшой 2-хкомнатной «хрущевке», где в углу одой из комнат у меня был небольшой настенный секретер. Он был совсем маленький, но там умещался целый потаенный мир моих вещей, занятий, увлечений. Такие навесные секретеры в то время были у многих школьников, и в условиях жилищной стесненности эти секретеры многим детям подарили ощущение своего и только своего, больше никому не принадлежащего, пространства.
Это же относится и к «нетерриториальному» личному пространству. Все эти шкафчики, ящички с личными вещами, сумочки, портфели являются очень важной интимной и даже сакральной ценностью для ребенка. Осознание того, что «это только мое» и «у меня, как у взрослого, есть свои вещи, и есть место, где они хранятся» формируют у ребенка чувство уверенности, защищенности, организуют его на наведение порядка на своей территории. Взрослые, и даже родители, не должны посягать на это пространство. Взрослые не должны забираться в сумочку девочки, чтоб проверить, что там есть, взрослые не должны забираться в портфель ребенка, если он школьник, чтобы проверить, какие там у него уроки, не должны просматривать тетради без его разрешения. Последнее, кстати, очень быстро приводит к негативным последствиям. Как только ребенка директивно начинают контролировать в учебе, так сразу, и это естественно, он перестает воспринимать учебу как что-то «свое». Это уже не его личное пространство, а соответственно, и не его дело, и не зона его ответственности. Ребенок моментально перекладывает и заботу, и ответственность за свое обучение на родителей. Происходит демотивация к учебной деятельности, «мозги отключаются».
На любом этапе своего развития ребенок должен знать, что у него есть свое место, свои вещи, свои дела, свои секреты. У ребенка необходимо формировать уверенность в неприкосновенности и полной защищенности своего персонального пространства. В норме, в субъективном представлении ребенка, это должно выглядеть как три концентрических окружности, где в центре расположено субъективное «Я» ребенка, вторая окружность – его персональное пространство, в котором защищено его «Я», а внешняя окружность – субъективное пространство его близких (родителей), которые защищают его «Я» и его субъективное пространство.
Несколько основных последствий несформированного личного пространства.
К чему приводят ошибки в воспитании, когда ребенок лишается личного пространства? К сожалению, к очень многим негативным последствиям.
Во-первых, такой человек, и в детстве, и потом, становясь взрослым, оказывается незащищенным и уязвимым, по той простой причине, что он не знает границ своего «Я», тех границ, которые ему нужно защищать. Он не чувствует границ своей территории и своего личного пространства, которые должны быть неприкосновенны, где он может «спрятаться», «укрыться». Такие люди вырастают зависимыми от других, подчиняемыми, ведомыми, им бывает трудно отстаивать свое мнение, свои желания, они оказываются открытыми для различных притеснений, оскорблений и унижений.
Во-вторых, такой человек, как правило, бывает нерешительным, неуверенным, что, соответственно, приводит к повышенной тревожности, низкой социальной адаптивности, особенно в ситуациях общения с другими людьми. Личное пространство – это зона безопасности. Чем меньше личное пространство, тем меньше зона безопасности. В крайних вариантах границы личного пространства совпадают с границами тела. Такие люди ощущают себя как абсолютно незащищенными и выглядят «зажатыми». «Зажатость» – это термин, который не только описывает психологическую характеристику, но в котором семантически образно отражено субъективное переживание данного состояния – «Я» «зажато» в очень узких границах. У таких людей отсутствует пространство не только для отстаивания своей социальной позиции, но даже для свободы обычных физических движений. Они боятся делать широкие жесты, боятся свободно перемещаться, свободно выражать свои эмоции, они постоянно боятся кому-то помешать – за пределами их тела чужая территория, и она наполнена мнимыми или реальными угрозами и опасностями. Осанка таких людей, как правило, стремится к «защитной позе эмбриона».
В-третьих, при недостаточно сформированном субъективном пространстве формируется известное в психологии качество «созависимость». Это, несмотря на созвучие, не описанная ранее «зависимость» (ведомость), а неспособность на самостоятельное, автономное эмоциональное восприятие мира. Своей психотерапевтической практике мне очень часто приходится сталкиваться с таким психологическим проявлением. Если ребенок с детства не имел своей субъективной территории, где он мог самостоятельно что-то придумывать, делать, создавать и радоваться своим достижениям, где он мог отстаивать свои интересы и свои убеждения, а наоборот, если любые поступки контролировались и санкционировались, то все поведение ребенка выстраивалось в соответствии с этим контролем. Внешнее одобрение или неодобрение становятся единственными ценностным ориентиром в жизни. Такие люди абсолютно зависимы от «значимых других» (родителей, супруга, друга). Собственная эмоциональная оценка каких-либо событий или своего же поведения обесценивается. Такие люди очень легко могут «со-радоваться», «со-страдать», но они лишены возможности просто радоваться своим собственным успехам и достижениям, по принципу «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!».
В-четвертых, уязвимость и незащищенность формируют повышенную тревогу, неуверенность и низкую самооценку («комплекс неполноценности»), особенно остро проявляющиеся в переломные периоды развития, например, в подростковом возрасте.
В-пятых, такие люди проявляют низкую способность самостоятельно принимать решения. В значении самого слова «самостоятельность» зашита необходимость иметь свое личное пространство. «Само-стоятельный» человек – это тот, который «сам» «стоит» – крепко стоит, уверенно стоит. А это возможно только на своей территории. На чужой территории трудно ощущать себя уверенно и проявлять самостоятельность. Данное качество экстраполируется и на гораздо более отдаленные проявления социальной активности. Эквивалентами своей территории могут быть знания, опыт, уровень компетентности, профессионализма, которые повышают ощущение уверенности и защищенности. Но, при одном условии – наличие персонального пространства, куда можно «складывать» свои знания, умения, достижения. В противном случае даже очень высокий уровень образования не позволяет таким людям достичь желаемого результата. Часто они, закончив одно образование, сразу поступают в другой вуз, или на какие-либо курсы, ощущая свою «недостаточную компетентность», и этот процесс может быть нескончаемым.
Наконец, проблема, связанная с несформированным личным пространством, встает особенно остро при переходе во взрослую жизнь, когда надо образовывать свою семью.
В норме своя семья – это абсолютно неприкасаемое личное пространство. Если у человека сформировано представление о личном пространстве, то при образовании семьи жена, или, соответственно, муж (чтобы было проще обозначим их буквой «С» - супруг или супруга), становится частью этого личного пространства. Формируется понятие «Мы». Позже частью этого личного пространства становятся дети.
Сразу хочу предупредить возможные вопросы, «а как же персональное пространство» каждого члена семьи. Совершенно правильно. Внутри этого общего «семейного пространства «Мы», конечно, каждый член семьи в норме должен иметь неприкасаемую автономию своего личного пространства, со всеми перечисленными ранее качествами. И гармония в семье будет только при соблюдении неприкосновенности личных пространств каждого члена семьи и защищенности общего «семейного пространства». Потом дети в этой семье подрастают, приобретают самостоятельность и цикл повторяется. Но это в норме.
Если же у ребенка не было сформировано личное пространство или размыты его границы то, будучи взрослым и вступая в брак, он оказывается неспособен защитить пространство своей семьи и свои семейные ценности. Их просто нет.
Очень часты ситуации (в большей степени, конечно, это характерно для девочек в силу полового диморфизма и разного подхода в воспитании мальчиков и девочек), когда ребенок воспитывается и вырастает исключительно как часть родительской семьи. У него нет своей территории, он находится на территории своей родительской семьи. И, пока он ребенок, все выглядит достаточно благополучно – он под защитой родителей.
Но с обретением своей собственной семьи все меняется. Если нет своего личного пространства (своей зоны ответственности), то, соответственно, и нет возможности заполнить это пространство своей семьей (нечего заполнять). Образовавшиеся молодые семьи в таких условиях, зачастую также становятся частью родительской семьи (ответственность за принимаемые решения в таких семьях берут на себя кто-то из старшего поколения родителей). И даже не обязательно для реализации данной модели отношений проживать в одной квартире. Если оба молодожена обладают аналогичным «дефектом», то образуется «инфантильная семья», полностью зависимая от родителей без критики к своему положению, т.к. данная ситуация будет ими трактоваться как «уважение к старшим».
При этом, возможны, как минимум два варианта этой модели. Первый от имени молодожен можно озвучить примерно так: «Мы очень любим друг друга. У нас «соси-пусюси». А вы (родители) должны этому радоваться и о нас заботиться».  Встрой варианта можно озвучить, например, от имени жены: «У нас с родителями замечательная семья. И ты должен быть счастлив, что живешь в этой семье».
Повторяю, что данные семейные модели могут оставаться достаточно устойчивыми при условии личностной незрелости обоих супругов. Если же один из супругов окажется зрелой и самодостаточной личностью, эта ситуация неизбежно приведет к конфликтам, т.к. задачей «супруга-инфантила» будет сохранить свое субъективное «Я» в пространстве родительской семьи, а задачей «зрелого супруга» будет создание своей независимой семьи.
PS.
Небольшое дополнение. Оно в настоящее время потеряло актуальность, но зато хорошо иллюстрирует негативные последствия лишения ребенка его персонального пространства.
Несколько десятилетий назад было принято маленьких детей крепко пеленать чуть ли не до годовалого возраста. Считалось, что от этого будут более ровные ножки, а также пеленание избавляло от необходимости постоянно следить за ребенком. Куда он денется, будучи крепко связанным пеленками. Даже собственное тело у спеленованного ребенка не было его личным пространством – он не мог активно двигать ручками и ножками, не мог изменить положение своего тела, даже делая отчаянные попытки. Существуют исследования, доказывающие, что люди, подвергавшиеся в детстве пеленанию, во взрослом возрасте оказывались менее инициативными и больше были подвержены депрессии.
Некоторые мои пациенты, из тех, которые относятся к поколению «спеленованных», рассказывали об очень похожих снах, которые им снились в детстве. Их рассказы можно свести к одному интегральному сюжету. Ребенку снится, что он находится один в комнате, в которой, как правило, темно, а в другой комнате, где включен свет, находятся его родители. Родители заняты чем-то своим. Ребенок слышит их и даже может видеть (дверь либо приоткрыта, либо со стеклом). Из глубины темной комнаты выдвигается какая-то неопределенная угроза (что-то непонятное, плохо различимое, но очень страшное). Ребенок пытается докричаться до своих родителей, либо сделать всего несколько шагов, чтобы оказаться рядом с ними, под их защитой, но ни на крик, ни на движения не хватает сил, как будто «все сковано». Эти сны, вероятно, являются образными выражениями пережитых в раннем детстве эмоциональных состояний, когда ребенок, еще не умеющий говорить и, будучи обездвиженный плотным пеленанием, испытывал свое бессилие и беспомощность.
Кстати и во взрослом возрасте у таких людей отмечается аналогичные по эмоциональному восприятию сны. Им снится, что они должны убегать от какой-то угрозы, но при этом ноги их не слушают, становятся ватными, вялыми.
Эти сны, на мой взгляд, отражают то, как на бессознательном уровне переживается сформированное в раннем детстве состояние беспомощности, слабости, страха, вызванного отсутствием «оболочки» свободы и безопасности.
Кратко о негативных проявлениях:
Кратко о тех негативных проявлениях и последствиях, к которым могут привести ошибки воспитания, когда у ребенка оказывается не сформировано представление о личном пространстве.
1. Незащищенность, зависимость, подчиняемость, ведомость. Субъективно переживается человеком как: «Я нахожусь на чужой территории…, Я завишу от тех, чья это территория…, Я должен соответствовать их правилам и подчиняться им».
2. Неуверенность, тревожность, зажатость, низкая самооценка, «комплекс неполноценности». Самоощущение таких людей можно представить следующим образом: «У меня нет места (территории), где я могу почувствовать себя хозяином и ощутить уверенность…, Я нахожусь на территории тех, кто меня окружает, поэтому они могут все, а я ничего не могу…, Я маленький человек».
3. Созависимость – это несформированность не только представления о «Я-пространстве», но и отсутствие четкого понятия «Я». Вместо него существует понятие «Мы». Субъективно переживается человеком, как: «Мы хотим… Мы должны…Нам приятно…Мы переживаем…» и так далее.
4. Несамостоятельность, безынициативность. Субъективно это состояние переживается человеком так: «У меня ничего нет…, Это все не мое…, Ничего не буду делать…»
Перечисленные проблемы взаимосвязаны между собой и могут приводить к множеству вторичных проблем и расстройств. И их перечень, конечно, можно неограниченно дополнять.
Рекомендации:
1.    Даже самого маленького ребенка не нужно «приклеивать» к себе, держать «на коротком поводке», якобы «оберегая от возможных опасностей». Надо с рождения давать столько свободы, двигательной активности и самостоятельности, сколько требуется этому ребенку, сколько позволяют его возможности.
2.    Если ребенок попадает в затруднительные ситуации, например, падает, или застревает между прутьями кровати, надо позволить ему самостоятельно решить эту проблему, или с минимальным участием взрослых. При этом обязательно порадоваться, что он сам справился со своей проблемой.
3.    Не контролировать ребенка (активно, явно) в тех вопросах, где в этом нет необходимости и если это не грозит его жизни и безопасности. Взрослые должны проявлять искреннюю заинтересованность, как в успехах, так и в проблемах детей, и незаметно направлять и подталкивать их к принятию правильного решения.
4.    Не вторгаться в личное пространство ни при каких условиях – не проверять вещи ребенка, не расспрашивать и не «допытывать» его о том, о чем он не хочет говорить. Обсуждать личные дела ребенка только с его разрешения, когда он сам это позволит, и, еще лучше, когда он сам этого захочет. Это будет формировать и поддерживать доверительные отношения.
5.    Если ребенок учится в школе, то он должен осознавать полную свободу в субъективном пространстве своей учебной деятельности. Даже при возникновении затруднений родители не должны брать на себя ответственность за выполнение домашних заданий. Их задача – помочь ребенку выполнить задание и сделать это так, чтобы ребенок был уверен, что он справился сам.
6.    Взрослые должны всем своим поведением показывать, что они уважают личное пространство ребенка. А ребенок должен чувствовать, что близкие ему люди обеспечивают защиту и его самого, и его личной территории.

Наш адрес:
Москва, ул. Габричевского, д. 5, корп. 3
Кафедра Психотерапии
Тел.: +7(495)364-91-86
Отдел заказа: imbit_infо@mаil.гu
Назад к содержимому | Назад к главному меню